Узнать рейтинг Joomla.
Здесь можно найти шаблоны joomla 3.

  • Фауна
  • Птицы
  • Тише птицы на гнездах

Тише птицы на гнездах

Понедельник, 10 февраля 2020 | Просмотров: 30

Тише птицы на гнездах

Перед гнездованием

Наступает конец весны, приближается лето. Что в это время делают птицы? Говорят обычно, что птицы разбиваются на пары и приступают к гнездовым делам. «Разбиваются на пары» — это не совсем верное выражение, оно требует уточнений. Пары образуются на различный срок; у некоторых видов птицы соединяются надолго, по-видимому, на всю жизнь. Это гуси и лебеди. Постоянство гнездовой пары — не случайная особенность этих птиц, она биологически обусловлена. Дело в том, что у гусей и лебедей молодые очень долго приобретают необходимые для самостоятельной жизни навыки. Они выводятся из яйца, имея сравнительно небольшой набор врожденных безусловных рефлексов, и лишь постепенно, в течение длительного времени, приобретают необходимые условные рефлексы. Эти рефлексы в сочетании с безусловными рефлексами дают птице возможность правильно поступать во всех случаях ее жизни. И вот к осени, когда-надо отлетать, молодые лебеди еще «несмышленыши». Оставь их без родительского надзора — и весь заботливо воспитанный выводок может в короткое время погибнуть. Вот и держится вся семья до зимы и только на зимовках молодые птицы выходят из-под опеки родителей, образуя пары, которые будут существовать, пока, живы обе птицы.

Однако не у всех птиц формирование самостоятельного поведения происходит так медленно. Есть виды птиц, которым нужен лишь небольшой «жизненный опыт» (условные рефлексы чтобы существовать без помощи родителей. Семьи в таком случае бывают непрочными, а иной раз их вовсе не бывает. Пожалуй, самый яркий пример в этом отношении представляет размножение обитающих в Индонезии и Австралии сорных кур, или большеногое. Птенец большенога, едва только он вышел из яйца (точнее из сорной кучи, куда были закопаны яйца), имеет зачаточные маховые перья и к концу первого дня своей жизни уже может подлетывать. И что же? Пар у сорных кур вовсе нет, и новорожденных птенцов никто из родителей не водит. Они, как говорил один поэтически настроенный натуралист, сами находят себе дорогу в жизни.

Но пар не бывает и у многих других видов птиц. Охотнику они хорошо известны. Это прежде всего глухари и тетерева. Мы называем их полигамными птицами. Встреча обоих полов, приводящая к размножению, происходит у них весной, в очень короткие сроки, во время тока.

К полигамным птицам принадлежит также вальдшнеп. Его весенняя тяга — тоже ток, обеспечивающий встречу разных полов. Полигам и турухтан. Не совсем ясен вопрос относительно дупеля. Такой авторитетный орнитолог, как С. А. Бутурлин, утверждал, что дупель — полигамная птица. Между тем известный немецкий орнитолог Нихаммер считает, что дупель не только образует пару, но и принимает участие в устройстве гнезда и воспитании птенцов вместе с самкой.

Много неверных сведений распространялось раньше относительно уток. Теперь мы знаем, что утки — настоящие моногамные птицы, хотя самцы, как правило, и не участвуют в гнездовых делах. Кряковые утки, например, паруются еще на зимовках. Все брачное время селезень держится около своей самки. Когда она села на яйца, он первые дни живет тоже недалеко от гнезда и лишь позднее собирается вместе с другими самцами в стайки, подготавливаясь к линьке.

Далеко не все моногамные птицы образуют пары на всю жизнь. У некоторых, правда немногих видов, пары возникают каждый год заново; у других пары на зиму разбиваются, самец и самка держатся в разных местах и явно не заботятся о существовании друг друга. Однако с наступлением весны они, как доказано кольцеванием, снова оказываются на гнездовом участке вместе. Пожалуй, тут дело не в «супружеской верности», а в чем-то другом. А именно: встреча старых супругов происходит потому, что птицы имеют обыкновение возвращаться весной к старым, однажды уже ими избранным местам гнездования. А раз так, то и партнеры на таком старом месте должны встретиться старые, прошлогодние.

Есть много рассказов о постоянстве пар у белых аистов. Но известный орнитолог Хейнрот утверждает, что бывают случаи, когда к самцу аиста, уже занявшему прошлогоднюю крышу, подлетает новая, еще не гнездившаяся там самка (точно установлено с помощью кольцевания), и самец приветливо ее принимает. Затем может появиться старая владелица крыши, и возникает конфликт между обеими претендентками на гнездо. Самец к этому конфликту равнодушен. Он не делает различия между старой и новой партнершей. Кто одолеет, тот и будет «хозяйкой» спорного места.

Иногда, если птицы выводят птенцов несколько раз в лето, пары могут создаваться к каждому гнездованию заново. По словам Хейнрота, это бывает у береговых ласточек. У домовых воробьев в Чашниково, Московской области, по наблюдениям А. Ильенко, отмечается временами полный разнобой. Иной раз пара дважды гнездится в одном и том же составе. А бывает, самка или самец остается гнездиться на старом месте, тогда как второй член пары перелетает в другое место к новому партнеру, а то и просто он остается на сроки второго гнездования холостым.

Бывают у моногамных птиц и случаи своеобразного двоеженства. Так фазан, в общем моногамная птица, иногда после того, как его самка приступила к насиживанию, привлекает к себе на участок вторую фазанку, которая тоже делает гнездо и выводит птенцов, Впрочем, это, возможно, вызвано нехваткой самцов, которых охотники истребляют обычно больше, чем самок.

Известен также скворец, у которого на одной крыше (под черепицей) имелось два гнезда и в обоих благополучно вывелись птенцы. Описан случай наличия двух гнезд и соответственно двух выводков у одного самца чечевицы.

Известен совершенно своеобразный случай «семейной жизни», который носит название полигинии. Полигиния бывает у тех видов птиц, у которых самцов больше, чем самок. К таким птицам относятся трехперстка и цветной бекас. Первая принадлежит к особому немногочисленному отряду птиц — трехперсток, распространенных в тропическом и субтропическом поясе, на юг до Австралии. У нас она водится лишь на Дальнем Востоке. Вторая птица, цветной бекас, принадлежит к отряду куликов, хотя во многом от привычных нам видов куликов отличается. У нас он, возможно, и не гнездится: до настоящего времени известно только четыре находки этой скрытно живущей птицы, и все они относятся к Приморью. Места его гнездования — Юго-Восточная Азия и Африка к югу от Сахары. Так вот, трехперстка после спаривания с одним самцом откладывает четыре яйца и затем оставляет их на полное попечение самца. Сама же строит новое гнездо и откладывает в нем яйца уже от нового самца. Так она может проделать несколько раз. Насиживают и затем водят птенцов, пока они не взматереют, одни только самцы.

Впрочем и у моногамных птиц бывает, что забота о потомстве приходится исключительно на долю самца. В этом отношении хорошо известны наши северные кулички — плавунчики. Это маленькие птички. Самки у них крупнее самцов и ярче расцвечены. И вот самка, отложив яйца, оставляет их для насиживания самцу. Сама еще некоторое время держится недалеко от гнезда, но вскоре покидает его, откочевывая к югу. Интересно, что эти маленькие кулички зимуют в открытом море. Большое количество их держится зимой в северо-западной части Индийского океана недалеко от берегов Пакистана. Другое массовое место зимовок — это море у западных берегов Южной Америки между 24 и 25° южной Широты.

Итак, птицы бывают образующие пары, моногамные, реже встречаются полигамные птицы, еще реже, лишь у немногих видов птиц, отмечается полиандрия. При этом весенняя разбивка на пары не такое уж частое явление. Те моногамные птицы, у которых пары образовались на всю жизнь, обыкновенно разбиваются на пары еще на местах зимовок и затем ежегодно прилетают к нам уже в парах. Спариваются на зимовках и многие утки. И благодаря тому, что пары образуются у них на зимовках, бывает иногда, что селезень прихватит при образовании пары самочку из другой стаи, прилетевшей из другого места. Тогда волей-неволей один из членов такой «смешанной» пары должен изменить своей родине и лететь на новое для него место жительства, вслед за своим партнером. Если такая птица была окольцована и попала затем под выстрел охотнику, то, получив ее кольцо, мы делаем вывод, что утки обладают слаборазвитым территориализмом, свободно меняют места своего гнездования. Теперь выяснилось, что подобная смена мест гнездования — редкий случай. Утки возвращаются обычно на старые места гнездования; залет на чужую территорию — это результат брака с иноплеменником (хотя и принадлежащим к тому же виду).

Часто самцы прилетают на родину раньше самок, иногда недели на две. Они успевают уже распределиться по гнездовым территориям и дают голосовые сигналы (пение) позднее прилетающим самкам. Здесь нет никакой разбивки на пары. Происходит присоединение самок.

Но вот как осуществляется образование пар у моногамных, держащихся зимой стаями белых куропаток. Как только начинает как следует пригревать солнце, самцы белых куропаток становятся все оживленнее, они временами покидают стаю и держатся отдельно, все чаще посещая места будущего гнездования. Стайки куропаток еще бродят, а большинство самцов уже держатся порознь на небольших вытаявших из под снега кочках, кричат по-весеннему и совершают токовые полеты. Если похолодает и вновь пахнет зимой, самцы, похоже, забывают о своих весенних намерениях, но появится солнце, и они возобновляют свой ток, каждая птица на своем месте. Постепенно разбиваются и стайки оставшихся одних самок. Они начинают в одиночку перебегать к намеченным самцами гнездовым территориям, сначала казалось бы без всякого порядка, а потом все более привязываясь к одному месту и «хозяину» этого места — самцу.

Подобное же можно наблюдать весной и у наших обыкновенных птичек — овсянок. Самцы сначала все больше отделяются от зимней стаи, все больше времени проводят на избранном ими сторожевом и певческом посту — центре будущего гнездового участка. Позднее к ним присоединяются оставившие стаю самки и пары созданы.

Все это время воздух полон разнообразных звуков. Еще ранней весной на рассвете издали все настойчивее доносится до нас бормотание тетерева, а в солнечные еще морозные дни на бульварах городов запевают синички. Вот в воздухе раздается первая трель вестника весны — жаворонка, на деревьях чуть ли не у каждой дачи поют скворцы, вскоре к ним присоединяются и зяблики. А что творится в лесу, что происходит у речки? Громко крякают утки, посвистывают кулички, а над болотом без устали блеет бекас. Разгар весеннего тока...

Не буду описывать ток глухарей. Есть много опытных охотников, которые сумеют сделать это лучше меня. Но важно отметить одно обстоятельство. Тетерева и глухари держатся в зимнее время стаями. И вот каждая такая стая имеет свое токовище, из года в год постоянное. Выбил слишком рьяный охотник (лучше сказать браконьер) самцов на одном токовище, и на долгие годы округа будет лишена боровой дичи: другое токовище живет своей жизнью и птицы оттуда не будут перелетать туда, где их не умеют беречь. И еще одно замечание относительно тока тетеревов. Любят у нас говорить, что на току происходит сражение соперников. Иногда делают отсюда и «научные» выводы, что ток — это проявление внутривидовой борьбы: сильные и «лучшие» самцы оттесняют во время тока более слабых, происходит будто бы так называемый половой отбор. Однако так называемые драки у токующих птиц имеют скорее символическое значение. Они являются проявлением жизненной энергии и возбуждения птиц, а не стремлением побороть возможного противника. Бывает, если токует одиночный самец тетерева, то он все же сражается, но за отсутствием другого самца он бьет и всячески треплет приглянувшуюся ему для этой цели кочку. Победить такой самец никого не может, но разрядка ему необходима.

Ток имеет многообразное биологическое значение. Он проявляется в разных формах — просто ли в криках, в особом полете, иногда и в том и в другом. Широко распространенной формой тока является пение, иногда очень сложное. Некоторые виды издают токовые звуки не голосом (бекас). Токующие птицы нередко, как говорят, парадируют друг перед другом: принимают разнообразные позы или проделывают целый цикл специальных движений.

Токовыми движениями и голосом птицы способствуют синхронизации (то есть одновременному проявлению) полового цикла, что особенно важно для колониально гнездящихся птиц. Но и взаимная синхронизация партнеров, гнездящихся отдельными парами, тоже нередко необходима. Токовые движения и пение являются часто также своеобразной «заявкой», что данное место уже занято и, надо сказать, этого нередко бывает достаточно, чтобы возможный конкурент, завидев токующую птицу (или услышав ее), без какой-либо драки покинул приглянувшееся было ему, но уже занятое место.

Токовые церемонии бывают иногда очень сложными, и у каждого вида птиц они специфичны. Журавли устраивают настоящие пляски,
очень сложно действуют поганки. Они то плывут навстречу одна другой, широко распушив ошейник, двигают вверх и вниз головой, затем, выпячивая грудь и брюхо, как бы становятся одна птица против другой в воде. Иногда самец «стоит» таким образом в воде над самкой. Не менее сложны брачные игры и уток, например у кряквы и шилохвости. При этом птицы показывают те заметно окрашенные части оперения, которые в другое время у них бывают обычно скрыты.

Движения птиц во время брачных игр являются столь же характерным видовым признаком, как и расцветка оперения. Куличек-воробей, например, во время тока летает над землей почти горизонтально и невысоко. Он держит крылья над спиной и быстро ими вибрирует. Все это время можно слышать нежное попискивание птицы: «ти-ти-ти-ти...» А похожий на него песочник-красношейка, токуя, поднимается в воздухе вертикально, опускается и вновь поднимается; крылья он держит все время ниже туловища и не вибрирует ими. При этом издает своеобразный приглушенный, какой-то стонущий звук.

В настоящее время в орнитологической литературе все больше внимания уделяют тщательному описанию движений, которые производит птица во время брачных игр. Сопоставляя брачные церемонии родственных видов птиц, можно выявить в них много общего и подметить существенные различия. Это помогает более точно определить родственные отношения (в эволюционном смысле этого слова) между отдельными видами птиц, подобно тому, как это делается сравнением расцветки оперения и по строению
скелета. Движения эти столь же строго наследственны, как и все другие признаки вида. Изучение их помотает лучше понять механику видового разграничения и внутривидовых связей. Впрочем это новая, довольно самостоятельная глава экологии птиц. Мы ее оставляем сейчас в стороне и в следующей статье перейдем к описанию уже настоящих гнездовых дел птиц.

Гнездование

Гнездовой период — трудное и, пожалуй, самое опасное время в жизни птиц. В других случаях при первой же тревоге птица поднимается на крыло и ускользает от опасности. Совсем другое дело, если она у гнезда. Она как бы привязана к нему и уйти ей некуда. Предположим даже, птица, спасая свою собственную жизнь, бросит гнездо на произвол судьбы. Что же получится? Кладка погибнет и, значит, биологическая задача размножения будет невыполненной — потомства у птицы не будет. А ведь в этом вся суть. Поэтому мы нередко видим, что птица не только не бросает гнездо или беспомощный выводок, но и самоотверженно его защищает. Либо птица защищает выводок в прямом смысле этого слова, либо, как говорится, «отводит», отвлекая внимание преследователя на
себя.

Птица должна обеспечить себе потомство. В этом ее биологическая задача в весеннее время. Вся физиология и все поведение птицы посвящены весной размножению; можно сказать, что ее жизнь отдается потомству.

Первое, что надо сделать птице,— это скрыть свое гнездо от возможного врага или сделать его недоступным. И некоторые птицы делают это мастерски. В составе нашей фауны особенно примечательны в этом отношении своеобразные синички — ремизы. Они искусно сплетают гнездо в виде своеобразной теплой рукавички, подвешивая его на тоненькой веточке дерева, свисающей обычно над водой или болотом. Не менее искусны в этом деле птицы тропических стран, где много лазающих по деревьям хищников и опасных змей. Ткачики, например, делают гнездо-корзиночку на тонкой ветке и залетают в него снизу. В виде больших продолговатых мешков-корзин делают гнезда южноамериканские кассики, и порой там можно видеть дерево, обвешенное подобными гнездами, точно грушами. Видеть их может каждый, а вот добраться до них — дело нелегкое.

Многие птицы прячут гнезда в дупла — тоже хорошая защита, хотя бывает, что в дупло залезает куница или соня, которая сама хочет устроить себе в дупле жилище. Хорошую защиту своего гнезда применяют птицы-носороги, живущие в Африке и Южной Азии. Найдя подходящее дупло, птица сужает отверстие, обмазывая его глиной и грязью. Когда отверстие стало достаточно малым, самка проскальзывает в него и уже изнутри сама себя замуровывает, оставляя отверстие-щель, куда едва только можно просунуть клюв. В такое дупло змея уже не заберется. Однако самцу приходится изрядно поработать, чтобы прокормить, кроме себя, еще добровольно сидящую в заточении самку, а затем и выводок, который, правда, не бывает велик: один-два птенца, не больше. Подсчитано, что самец птицы-носорога приносит к своему гнезду до 24 тысяч фруктов за время насиживания и выкармливания.

Хорошо защищены гнезда птиц в норах, несколько хуже на деревьях, но в наибольшей опасности находятся гнезда, устроенные на земле. А как раз промысловые и большинство спортивно-промысловых птиц нашей страны размножаются на земле. Это прежде всего куриные птицы, гусеобразные, кулики. Подобное гнездо должно быть умело спрятано в камышах или густых кустарниках либо, наоборот, оно помещается на открытом месте, но так, что исчезает из глаз среди множества однообразных предметов — ракушечника, гальки.

Многие кулики и многие чайки вовсе не делают гнезда, а кладут свои скромно окрашенные яйца в небольшие углубления в галечниковом или песчаном грунте. В случае опасности они сходят с него заблаговременно — вот пойди, попробуй найти среди мелкого галечника оставленные «беззащитными» яйца. Даже если увидел кладку, но на минуту отвел от нее глаза, во-второй раз можешь ее и не найти.

По-разному ведут себя птицы около устроенных на земле гнезд. Утки предпочитают сойти с гнезда своевременно и незаметно, при этом они успевают прикрыть кладку слоем серого пуха. Оставленные на время без обогрева яйца не захолодают и, кроме того, они не так заметны. Только если утка застигнута врасплох, она бросает яйца неприкрытыми, и тогда их легко заметить.

Белая куропатка поступает иначе. Она сидит, можно сказать, до последнего и правильно делает. Очень часто опасность проходит мимо, совсем вблизи гнезда, а оно остается незамеченным. Учитывая это, наблюдатель может осторожно подобраться к белой куропатке и даже тронуть ее рукой. Зато, если надо спасаться, куропатка взлетает не таясь, с криком, внимание наблюдателя сразу переключается на эту крупную птицу и получается, что откуда птица взлетела, где ее гнездо — наблюдатель и не заметил. Это ведь тоже защита гнезда и притом достаточно эффективная!

Любопытны некоторые детали. Когда самка куропатки взлетает подобным образом с гнезда, бывает, что яйца раскатываются в стороны — на полметра, а то и метр. Однако для куропатки это обычное дело. По возвращении она скатывает яйца обратно в гнездо и сидит как будто ничего не произошло.

Совсем иначе ведут себя чайки. Эти птицы взлетают с гнезда обычно заблаговременно и спокойно. Яйца у них никогда не выкатываются. И если вы в отсутствие птицы выкатите одно или два яйца, чайка по возвращении и не подумает вернуть их обратно. Мало того, она может, «позабыв», кому же собственно принадлежат эти яйца, принять их попросту за чужие, расклевать и выпить их содержимое. И. это понятно. Во всей эволюционной истории развития чаек не было случая, чтобы яйца их оказывались вне гнезда. Это искусственная ситуация. Все, что вне гнезда, для чайки чужое. А для куропатки яйцо в стороне от гнезда — можно сказать норма. Сколько раз во время насиживания она, взлетая, раскатывает их, и потом вновь собирает под себя.

Бывают гнезда птиц и в совершенно необычных местах. Некоторые тропические птицы — ткачики и нектарницы — помещают свои гнезда на деревья среди гнезд жалящих насекомых. Трогоны Южной Америки устраивают гнезда в колониях термитов, некоторые дятлы Южной Азии выдалбливают гнездовые ходы в бумаго¬подобных гнездах древесных муравьев. А один вид крохотной ярко расцвеченной нектарницы выдавливает своим телом небольшое углубление в плотной паутине и затем в получившейся нише откладывает яйца.

При устройстве гнезда наиболее, «трудолюбивыми» оказываются самки. Чаще всего именно они строят гнездо, у некоторых видов самцы им помогают, главным образом подносят материал, а у некоторых просто «развлекают» в это время работающую самку пением. У щеглов самец выполняет роль своеобразного надзирателя. Летит самка за былинкой — самец за ней и смотрит, как она ищет в траве былинку. Принесла самка былинку к гнезду и вплетает ее в гнездо самец сидит рядом на ветке и опять наблюдает.

Гнездо может быть построено за три дня, за десять дней (когда роется нора), а в исключительных случаях постройка гнезда растягивается до 40 дней. Небольшие стрижи — саланганы делают гнездо из своей слюны. Хоть гнездо и маленькое, но за один-два дня столько слюны из себя не выдавишь, на это нужно время. Надо сказать, что гнезда саланган съедобные. Местами, на острове Калимантан (Борнео), например, гнезда саланган собирают тоннами. Хороший сборщик может заработать в день до 10 долларов, а в ресторане порция гнезд саланган стоит, в зависимости от приправы, от 8 до 10 долларов. Дорогая еда!

Плодовитость птиц бывает различна. Есть немало видов (кайры, альбатросы и другие), которые откладывают всего одно яйцо, есть птицы, откладывающие до 15—16 яиц. Кулики чаще всего кладут четыре яйца, утки — до десятка, куриные — больше. В гнезде серой куропатки можно подчас найти до 22 яиц. Как правило, молодые птицы, гнездящиеся в первый раз, откладывают яиц несколько меньше, чем более взрослые. Если бывает две кладки в году, то во второй, как правило, яиц меньше.

Многие птицы начинают насиживание лишь после того, как отложена вся кладка. Но хищные птицы, совы, цапли, аисты и некоторые другие группы птиц начинают насиживание сразу же, как отложено первое яйцо. В результате птенцы у них рождаются разновременно: один птенец уже оперяется, а другой еще в пуху. Между прочим, это обстоятельство оказывается очень важным при так называемой авторегуляции численности. А именно: если кормовые условия года оказываются очень плохими, родителя обносят кормом самого младшего птенца и он гибнет. Иногда даже одного или двух съедают сами родители и в результате для оставшихся старших птенцов корма хватает.

Надо сказать, что птицы реагируют на кормовые условия года не только количеством птенцов в гнезде, но и числом яиц в кладке. Многие совы, когда корма больше, откладывают значительно больше яиц, а если год «неурожайный», корма не хватает, то откладывают яиц мало или вовсе не гнездятся. Особенно часто это приходится наблюдать на севере в тундре. Явление «негнездования» наблюдается там не только среди сов (полярная сова) или хищников (мохноногий канюк), но бывает «пропускают» лето, не гнездятся поморники и чайки.

У птиц, не образующих пар, насиживает, естественно, самка (кроме трехперсток и некоторых других видов), но и у моногамных птиц сидят в большинстве случаев самки. Самцы же изредка помогают самкам, сменяя их, когда те сходят кормиться. Впрочем, у плавунчиков вся забота о потомстве приходится на долю самца.

Выкармливают птенцов обычно оба родителя, хотя и в этом случае самец показывает себя несколько более ленивым, чем самка. Так, например, у большого пестрого дятла самка успеет покормить птенцов три раза, а самец всего только один раз.

Впрочем, выкармливание птенцов происходит далеко не у всех видов птиц. У куликов, уток, куриных птиц птенцы рождаются опушенными и зрячими. Едва обсохнув, они выбегают из гнезда и немного проходит времени, как они могут уже сами схватывать пищу. Родители водят их, оберегают от опасности, первое время обогревают и приучают находить корм. Все это так называемые выводковые птицы. Совсем другое дело виды птиц, у которых развитие птенцов происходит по так называемому птенцовому типу. Посмотрите на новорожденного птенца дятла. Голый, слепой, с закрытыми ушными отверстиями. Только через несколько дней он начинает видеть, оперяется очень медленно, самостоятельность начинает проявлять поздно. Такого птенца надо кормить и кормить. Некоторые мелкие воробьиные птицы (синицы и другие) приносят своим птенцам корм по 400—500 раз в сутки. Подумать только, сколько мелких насекомых могут истребить синицы, выкармливая свой весьма многочисленный выводок!

Крупные птицы кормят своих птенцов реже. Цапли и бакланы, например, два раза в сутки, а альбатросы приносят птенцам корм только раз в сутки и то в ночное время. Несмотря на это, птенцы альбатросов растут быстро, становятся очень жирными и еще неоперенные они нередко превосходят по весу родителей.

Весьма интересные аномалии можно наблюдать иногда в жизни развивающихся птенцов стрижей и колибри. Стрижи выкармливают своих птенцов так называемым воздушным планктоном—мелкими, взвешенными в воздушной толще мошками. С каждой отдельной
мошкой не станешь подлетать к гнезду, не хватит у птицы сил на это, да и времени. И вот стрижи-родители вылетают за кормом иногда далеко от гнезда, подчас за 40 километров, налавливают в наиболее кормном месте полный рот насекомых и уже с большим запасом пищи летят к гнезду. Принос корма птенцам у них бывает в сутки раз 40, не больше. Но в случае похолодания или дождей, когда воздушный планктон исчезает, взрослые стрижи на время забывают о своем выводке. Родители совершают так называемые кормовые миграции, они улетают за 100 и более километров, а птенцы на несколько дней остаются без корма. Но они обладают замечательной способностью: оставленные без обогрева, они переходят в оцепенелое, можно сказать полу безжизненное состояние; все жизненные процессы у них чрезвычайно замедляются и таким образом голодные птенцы могут «протянуть» до возвращения родителей.

При выкармливании птенцов наблюдается иногда интересное разделение труда между родителями. Так, у ястребов-перепелятников ловит корм для выводка и самки исключительно только самец. Однако кормить птенцов он не умеет. Корм передается самке, она ощипывает принесенных птичек, расчленяет и оделяет пищей всех птенцов. Если застрелить у гнезда самку, выводок погибнет с голоду. Самец будет, как и раньше, приносить птичек, будет складывать их на краю гнезда, а передать эту пищу детям некому: «в обязанности» самца это не входит.

Следует осветить еще один вопрос, связанный с размножением птиц. Когда птицы гнездятся, в какое время? Для жителей умеренной полосы кажется совершенно ясным, что птицы гнездятся весной и в начале лета. Севернее они гнездятся позже, южнее — раньше, причем на юге, где вегетационный период длиннее, птицы гнездятся два, а некоторые и три раза в лето. Однако эго не повсеместное правило. Если мы перенесемся в пустыню Кара-Кум, то увидим, что при длинном лете время, благоприятное для размножения, там очень коротко. Птицы там гнездятся всего один раз, а потом наступает так называемый летний пессимум, когда условия жизни для птиц становятся весьма неблагоприятными и кормить выводок нечем.

Интересные аномалии наблюдаются за пределами нашей страны. В Индии, у подножья Гималаев, большинство видов птиц приступает к размножению с приходом весны, которая начинается там в марте. Это в общем соответствует тому, что у нас наблюдается в Средней Азии. Но вот южнее, оказывается, большинство птиц гнездится гораздо позже — в июне — июле и даже до сентября — октября. Итак, севернее птицы гнездятся на 5—6 месяцев раньше, чем на юге. Оказывается, все зависит от муссонов. На юге Индии сезон муссонов наступает в июне и тянется, до сентября. В это время пышно развивается растительность и появляется множество насекомых; в это время максимум пищи для выводка. Но вот хищные птицы заняты гнездовыми делами там зимой — до конца февраля, а иногда птенцы орлов и грифов вылетают из гнезд только в марте, или даже в середине апреля. Именно в это время пища для хищных птиц имеется в изобилии и наиболее доступна.

Подобные передвижки в сроках гнездования можно наблюдать во многих местах тропического пояса, причем каждая группа птиц имеет свои, наиболее для нее благоприятные сроки гнездования.

Наблюдения в умеренной полосе показывают, что большое влияние на сроки размножения птиц оказывает так называемый световой фактор. Это подтверждается и экспериментальным путем. Можно с помощью светового воздействия заставить кур нестись осенью гораздо дольше, можно заставить откладывать яйца голубей в «неположенное» для них время, зимой.

Однако, если рассматривать вопрос для всего земного шара и для мест, где сезонных колебаний светового воздействия не бывает, можно выявить другую, более общую определяющую сроки гнездования птиц закономерность. Всюду, где наблюдается периодичность в наличии корма, птицы гнездятся обычно в такие сроки, что выкармливание выводка и первые дни жизни птенцов вне гнезда приходится на время, наиболее богатое пищей. Благодаря этому в близко расположенных местах сезоны гнездования могут приходиться на разные календарные сроки.

В том случае, если насиживание и постэмбриональное развитие птенцов медленное, птицы приступают к размножению раньше всех остальных птиц данного места, иногда даже зимою.

В нашей стране есть одна птица, наблюдения за которой показывают, что сроки гнездования определяются кормовыми условиями. Когда бывает урожай сосновых и еловых шишек, клесты, не считаясь со временем года — мороз или тепло, приступают к гнездованию. Под Москвой можно найти гнездо клеста в декабре или январе и наблюдать, как птицы выкармливают свой выводок при 30-градусном морозе.

Интересные соотношения в сроках гнездования наблюдаются у гигантских антарктических пингвинов — императорского и королевского. У этих двух видов птенцы растут поразительно медленно. И вот птицы начинают размножаться в антарктическую зиму, в июле откладывают всего одно яйцо. На снегу же появляются и птенцы, и только в начале следующей осени молодые пингвины становятся окончательно взрослыми. Будь у этих птиц гнездование в весеннее время — это значит выводок не успевал бы взматереть до новой зимы и погибал бы.

Источник: Н. Гладков

Опубликовано в:

Птицы

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

 

Комментарии к статьям

Комментарии охотхозяйств

Комментарии об оружии