info@9cordon.ru

OK telegram
Понедельник, 09 января 2023.

Следы харзы

Количество просмотров: 10

Категория: Звери, Харза, Куница

Следы харзы

Харза — самая крупная куница Евразии, приблизительно вдвое больше соболя. От ближайших родственных видов она отличается не только размерами, но и необычной окраской меха, повадками, составом предпочитаемой добычи. Область распространения харзы ограничена Южной и Восточной Азией — от островов Малайского архипелага до Приамурья. В нашей стране она обитает только на Дальнем Востоке.

Жизнь этой своеобразной куницы изучена недостаточно. Хотя в хвойно-широколиственных лесах Сихотэ-Алиня харза обычна, местами даже многочисленна, увидеть ее удается редко. Могут пройти долгие недели и месяцы таежных скитаний, прежде чем в лесном просвете перед глазами возникнет гибкий, вытянутый силуэт куницы, сверкнет в пронизанном солнцем сплетении ветвей золотистая окраска ее спины, резко контрастирующая с темными лапами, «маской» и хвостом... Или, подняв дугой изогнутый хвост, харза длинными упругими прыжками пересечет белое русло замерзшей реки в нескольких десятках метров впереди, чтобы исчезнуть так же быстро, как и появилась...

Несравненно легче обнаружить харзу по следам. Например, совершая зимние маршруты по Сихотэ-Алинскому заповеднику, следы этой куницы можно наблюдать почти ежедневно. В лучших местообитаниях их можно встретить более 10 на 100 км пути, то есть в несколько раз чаще, чем следы других хищников сходной и большей величины — рыси, волка, росомахи. Следы, как известно, служат источником многих ценных сведений о животном. По ним можно не только установить факт присутствия зверя в данном районе, но также оценить его численность и получить материалы для решения важных биологических вопросов. Однако следы каждого вида животных, в том числе и харзы, очень разнообразны, и чтобы правильно их «читать», необходимо это разнообразие описать и систематизировать. В зоологической литературе по сей день нет ни развернутого описания, ни изображений (рисунков и фотографий) следов харзы. Восполнению этого пробела и служат настоящие заметки.

Подобно большинству куньих, харза передвигается преимущественно прыжками (галопом). При этом на плотном снегу, насте отпечатки ее лап располагаются «четверками» — то более сближенными, то более растянутыми. Следы задних лап образуют передний ряд «четверки», причем либо правые, либо левые отпечатки всегда сильно выдвигаются вперед; «четверка» напоминает сильно скошенный параллелограмм. Иногда след «отстающей» задней лапы сближается или соприкасается с отпечатком «ведущей» передней лапы. Средняя длина прыжка харзы, как и у росомахи, — около метра, что в полтора-два раза больше, чем у лесной куницы и соболя.

Уже по общему расположению отпечатков на следовой дорожке и их величине следы харзы легко отличить от следов других зверей Амуро-Уссурийской тайги. Лапа росомахи вдвое крупнее; хищники из семейств кошачьих и собачьих идут галопом лишь на коротких расстояниях, обычно при преследовании добычи. Прыжки соболя, помимо меньшей длины, отличаются более тесным расположением отпечатков; кроме того, лапа соболя оставляет округлый «мягкий» след, крупные размеры которого, как это хорошо заметно по очертаниям подушечек, зависят прежде всего от обильного опушения. Отпечаток почти неопушенной лапы харзы все же больше соболиного; еще резче различия в размерах мякишей пальцев и подошвы. На следах харзы отчетливо видны когти, у соболя скрытые мехом и потому обычно не оставляющие четких штрихов.

По характеру распределения нагрузок на отделы конечностей при движении харза, как и другие куницы, принадлежит к полустопоходящим, или стопопальцеходящим, животным. Для сравнения напомним, что медведям свойственно стопохождение, а собачьим и кошачьим — типичное пальцехождение. В эволюционном ряду развития конечностей хищных, характеризующемся сокращением числа элементов, несущих опорную функцию, куницы занимают среднее положение. Иными словами, область пясти на передней и плюсны на задней конечностях куниц при определенных фазах движения зверя частично или полностью прилегают к субстрату. Поэтому четкий отпечаток передней лапы харзы обычно имеет вытянутую форму: кроме основной подошвенной подушки и подушечек пальцев, остается след и небольшого запястного мякиша, отделенного от основной подушки опушенным промежутком. Такие опрокинуто-грушевидные очертания всегда свойственны следам харзы на мягком снегу. Если же хищник передвигается по уплотненному субстрату, вмятина от запястного мякиша остается не всегда и след приобретает округлую форму. На задней конечности нет подушки, аналогичной запястному мякишу передней лапы, и потому след ее мозолей (подушечек) во всех случаях вписывается в окружность.

У кошек и собачьих, как известно, следы четырехпалые, поскольку первый (внутренний) палец расположен значительно выше остальных и не касается опорной поверхности. Следы медведей, напротив, всегда пятипалые. У куниц же мы снова встречаемся с промежуточным случаем. На плотном снегу первый палец харзы либо вовсе не оставляет следа, либо пропечатывается едва заметно. Мягкий снег неизменно сохраняет отпечаток пятипалой лапы куницы, хотя углубление от первого пальца всегда наименее рельефно. По этому признаку след харзы нередко с первого взгляда можно отличить от следов других хищников. Кроме того, для харзы характерна большая подвижность пальцев. При стремительных прыжках отпечатки боковых пальцев могут располагаться почти под прямым углом к средним. В зависимости от степени раздвижения элементов следа ширина отпечатка передней лапы харзы 4—7 см, длина 5—8 см; задняя лапа несколько меньше. Как видно, размеры следов у харзы изменчивее, чем у других хищников, поэтому возможность различения по следам отдельных особей этой куницы крайне сомнительна.

Четверками отпечатки лап харзы располагаются только на плотном снегу. Если снег рыхл и глубок, зверь ступает задними лапами точно в следы передних — получается типичная кунья «двухчетка». Такие следы харзы приходится встречать чаще всего. Подобно соболю и лесной кунице, на небольших расстояниях харза может идти шагом, оставляя аккуратную двойную цепочку отпечатков. Расстояние между двумя ближайшими отпечатками около 20 см, а весь шаг достигает полуметра.

Одиночные следы харзы встречаются редко. Зимой эти хищники живут группами по две-пять особей, представляющими собой, очевидно, нераспавшиеся выводки. В отличие от волчьих семей, группы харз редко ходят след в след. Звери расходятся на 20—70 и более метров, затем опять собираются вместе, иногда идут параллельно поблизости друг от друга. Перемещающаяся группа харз, таким образом, поддерживает широкий фронт поиска добычи. Маршруты куниц пролегают преимущественно по речным долинам, пересекая также прилегающие скалистые склоны и узкие распадки. Хищники петляют, проходят по валежинам, старым следам изюбров и кабанов, лыжням, обследуют заломы, иногда поднимаются на деревья. Харза легко ходит «верхом», перепрыгивая с дерева на дерево, но к этому способу передвижения прибегает не часто. Особенно охотно куницы забираются на стволы дуплистых тополей Максимовича, где им легко найти удобные убежища. Тополя, гиганты сихотэ-алинских пойменных лесов, достигают 2 м в диаметре и, как правило, бывают с выгнившей сердцевиной; их дупла, способные приютить семью белогрудых медведей, открываются наружу несколькими отверстиями. Медведи забираются в такие дупла сверху, харзе они зачастую доступны и сверху, и снизу.

Зимой харзы охотятся преимущественно на кабаргу. Хищники долго преследуют жертву, стремясь выгнать ее на гладкий речной лед. В погоне за кабаргой по снегу до 20 см глубиной харзы могут идти двухметровыми прыжками, а максимальная длина прыжка достигает 3,5 м. Выигрыш в скорости, однако, хищнику обеспечивает не длина, а частота прыжков, поскольку в среднем они едва достигают половины кабарожьих (1 м против 2 м.) Ветровые насты, часто образующиеся на речных руслах в Сихотэ-Алине, облегчают куницам заганивание жертвы. Пробивая непрочную корку, кабарга погружается в снег вдвое глубже, чем харза (соответственно на 23—25 и 11 см). Близкие соотношения этих величин приведены и Г. Ф. Бромлеем (1973). Хищники используют преимущества коллективной охоты: если одна куница гонит кабаргу прямо по следу, то другая, отворачивая в сторону или спрямляя изгибы хода жертвы, пытается атаковать ее сбоку.

Там, где харзы овладели добычей, остается уплотненная площадка с путаницей следов, каплями и пятнами крови, клочьями кабарожьей шерсти. Но остатков трупа здесь никогда не бывает, хотя даже четыре харзы не способны съесть кабаргу сразу. Добычу хищники перетаскивают и запрятывают под колодник, в углубления подмытого берега, пустоледья и дупла. По краям борозды потаска иногда остаются штрихи и линии, прочерченные волочившимися копытцами кабарги. На расстоянии нескольких десятков метров от добычи можно найти и временное укрытие харз — в дупле, заломе или под выворотнем. У места трапезы и особенно около лазов в укрытия бывают скопления помета. Диаметр обтаявшего и уплотненного хода харз в убежище — около 20 см. На уплотненных площадках вблизи добычи видны грязно-кровавые следы харз, катавшихся по снегу. С ближайших деревьев, которые также обследуются хищницами, на снег осыпаются чешуйки коры и мелкие сучки. Любопытно, что, поедая трупы крупных копытных (падаль), харзы не разрывают их на части, что им, видимо, не под силу, а выедают изнутри через одно небольшое отверстие.

В заключение остается выразить уверенность, что тропления по следам наверняка раскроют еще немало нового в биологии этой своеобразной куницы.

No video selected.
Источник: Е. Матюшкин

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

При использовании материалов этого портала в любых целях, кроме личных, ссылка на сайт обязательна.

Мы в Соц. Сетях
OK telegram
Партнеры
Яндекс.Метрика